Планета дождей

Мощный ракетный крейсер «Тесей», полностью переоборудованный и напичканный новейшим оборудованием, вот уже несколько часов лежал на орбите недавно открытой планеты. Она относилась к классу планет земного типа. Подобные планеты можно было легко пересчитать по пальцам одной руки. Быстро растущее население Земли и тающие природные ресурсы заставляли землян расселяться по всей Галактике, осваивая новые колонии. В такой ситуации обнаружить планету полностью пригодную для жизни считалось большой удачей. Корпорация «Space Inc.» успела заявить на неё свои права, отправив к планете исследовательскую станцию.

Их было пятеро. Пять парней, работающих над акклиматизацией непригодных для жизни планет. Высушенные зноем и жарой пустыни они превращали в цветущие оазисы, топили вековые льды полюсов, меняли направления рек, осушали непроходимые болота и создавали атмосферные оболочки. Своими возможностями в сотворении мира они соперничали с самим Создателем. Сюда их направили собрать подробные замеры, исследовать климат и, если надо, исправить мелкие огрехи допущенные природой.

Егор Нечаев — командир крейсера и по совместительству руководитель группы отходил от глубокого анабиозного сна. Несмотря на удобное ложе капсулы, тело всё равно слушалось плохо. С трудом втиснувшись в командирское кресло, Егор бросил взгляд на экран навигатора. Их долгое путешествие закончилось. Они прибыли к месту назначения.

Через три часа группа в полном составе сидела за своими рабочими местами.
 — Ну как? — поинтересовался Егор, подходя сзади к креслу Игната Мельникова.

В группу он входил как биолог, отвечая за исследование фауны и в первую очередь выявление разумной жизни на исследуемых планетах.
 — Сейчас трудно что-либо сказать, — Игнат задумчиво потёр подбородок, — мой зонд ничего не обнаружил. С уверенностью смогу ответить лишь, когда опустимся на поверхность.
 — У остальных есть что-нибудь? — громко спросил Егор.

Эдди Мосс — техник группы, сидя со скучающим видом, неопределённо пожал плечами. Он работал непосредственно на поверхности, отвечая за установку и наладку оборудования.
 — Я закончил, — облегчённо выдохнув, сказал Глеб Паршин.

Откинувшись на спинку кресла, он с удовольствием смотрел на экран монитора, изучая полученные данные. Физик по образованию в группе он занимал пост первого помощника командира, отвечая за сбор общих данных и геофизические процессы.
 — Чем порадуешь? — спросил Егор.
 — Ну что я вам скажу, ребята. Планета так себе. По объёму и массе почти в два раза меньше Земли. Первичную карту поверхности я составил. Разделённые океаном имеются два материка. Ледниковые шапки на полюсах отсутствуют. Климат по всей планете ровный. Температурные колебания от полюса к экватору в пределах двадцати градусов по Цельсию. Средняя температура на поверхности, плюс тридцать. Влажность зашкаливает за сто процентов. Круговорот воды сумасшедший. Это самая настоящая планета дождей.
 — Понятно, — подытожил Егор, — у тебя что?

Пятым в группе был химик — Сергей Разумов. В своё время, увлёкшись метеорологией, он подошёл как нельзя лучше.
 — Всё отлично, — ответил он, разворачиваясь на крутящемся кресле лицом к Егору, — атмосфера абсолютно идентична земной, а кислорода даже больше. Так что первое время возможны лёгкие головокружения.
 — Значит, высаживаемся? — уточнил Егор.
 — Конечно.

Через пару часов они опустились на поверхность планеты на трёх катерах. Место для посадки выбрали живописное. Зелёный массив леса, голубая лента реки и бескрайние луга, щедро украшенные густым разнотравьем.

Первым наружу, как и положено командиру вышел Егор. Сойдя на землю, глубоко втянул носом воздух. Излишек кислорода пьянил, приятно кружа голову. После недавно прошедшей грозы чувствовался запах озона. Влага, вылившаяся на землю, медленно испарялась, поднимаясь вверх лёгкой дымкой.
 — Райское местечко если не считать чудовищной влажности, — заметил Глеб, останавливаясь рядом и с любопытством обозревая окрестности.
 — Я думаю это не проблема, — самоуверенно хмыкнул Егор, — лагерь разобьём на краю леса.

С обустройством временного пристанища провозились до самых сумерек. Не зная, с чем придётся столкнуться в дальнейшем, на угловых вышках укреплённого периметра поставили две мощные нейтронные пушки, а подступы к лагерю напичкали датчиками движения. Ужинали глубокой ночью. Сидя под крытым навесом, слушали звуки леса, наслаждаясь долгожданной прохладой.
 — С чего начнём? — поинтересовался Эдди.
 — Как обычно, — ответил Егор, — Игнат займётся фауной. А ты вместе с Глебом и Сергеем займётесь климатом. Нужно убрать из атмосферы излишек влаги. Мысли уже есть по этому поводу?
 — Единственный выход это абсорбировать воду, собрав её в ледниковые шапки на полюсах, — подал голос Сергей.
 — Для этого нужно охладить планету, увеличив перепад температуры, — возразил Глеб, — не забывай что на полюсах сейчас не намного холоднее.
 — Идеи есть, как это сделать? — поинтересовался Егор.
 — Такой жаркий климат обусловлен мощным инфракрасным излучением и ультрафиолетом получаемым планетой от звезды, — ответил Глеб, — можно попробовать отсечь его, увеличив озоновый слой атмосферы.
 — У нас есть необходимое оборудование? — спросил Егор, повернувшись к Эдди.
 — Что-нибудь придумаем, — неопределённо ответил тот.
 — Вот и отлично, — Егор довольно потёр руками, — сейчас всем отдыхать, а завтра за работу.

Ночью пошёл ливень. Упругие струи дождя с силой стучали по крыше. Егору не спалось. Ворочаясь в своей кровати, в шуме дождя и частых раскатах грома ему чудились голоса и чей-то весёлый смех. Не в силах заснуть он подошёл к окну. Дождь стоял сплошной стеной. В какой-то момент Егору показалось, что из водяной пелены на него кто-то смотрит. Сердце сжалось в тревожном предчувствии. С силой тряхнув головой, он прогнал наваждение. Внезапно начавшись, ливень также и закончился. Уснуть удалось лишь под утро.

Последующие дни Эдди разрывался между лагерем и крейсером, подбирая оборудование под заданные параметры. Когда абсорбирующая установка была готова, Сергей подошёл к Егору.
 — Эдди собрал установку. Прежде чем начать действовать масштабно я хочу её опробовать, — сказал он.
 — Как планируешь это сделать? — поинтересовался Егор.
 — На севере сейчас формируется обширный грозовой фронт. Попробуем разогнать тучи, абсорбировав воду. Мне нужен катер и Эдди в помощь.
 — Действуй, — коротко бросил Егор, — только будь на связи.

Проводив взглядом удаляющийся катер, он зашёл к Игнату.
 — Как успехи? — поинтересовался Егор.
 — Данных много, но всё мимо, — ответил тот, отрываясь от экрана монитора, — насекомые, бабочки, мелкие грызуны. Иногда попадаются различные животные не крупнее наших собак.
 — И всё?
 — Пока да, — развёл руками Игнат.

Через час Сергей вышел на связь.
 — У нас всё готово, — услышал Егор его голос, прорывающийся сквозь помехи эфира, — через пять минут начинаем.
 — Наша помощь нужна?
 — Нет. Вот только дождь какой-то странный.
 — Что значит странный? — не понял Егор.
 — Ветра нет, а тучи движутся будто живые. Граница дождя очень чёткая словно обрезана по линейке.
 — Может, отложишь свои испытания? — чувствуя смутную тревогу, спросил Егор.
 — Да нет. Думаю это не более чем какое-то местное явление.
 — Уверен? — спросил Егор.
 — Уверен.
 — Тогда удачи.
 — Спасибо.

Это было последнее, что Егор услышал от Сергея. Лишь к вечеру следующего дня им удалось обнаружить их временную стоянку. Всё оборудование было искорёжено с такой силой, словно по нему топтался неизвестный гигант. Толстые стёкла катера выбиты, а двери сорваны с петель. Ни Эдди, ни Сергея видно не было. Лишь мутные лужи воды меж разбитого оборудования.
 — Вот это да, — присвистнул Глеб, осматривая следы побоища, — как думаешь, что здесь произошло?
 — Не знаю, — растерянно ответил Егор, — Игнат уверяет, что разумной жизни здесь нет, а самое крупное животное обнаруженное им не крупнее нашей собаки.
 — Смотри, — Глеб остановился рядом с покорёженным катером, — такое впечатление, что ребята хотели спрятаться внутри, а его вскрыли как банку с сардинами.
 — Думаешь, они живы? — спросил Егор.
 — Не знаю, — честно ответил Глеб.

Безуспешные поиски продолжались до самой темноты. В лагерь Глеб с Егором вернулись глубокой ночью. Пропустив немой вопрос Игната, Егор зашёл в спальный бокс. Ужинать не хотелось. Проваливаясь в глубокий сон, он слышал звон посуды и приглушённые голоса ребят.

А ночью очнулся от странных звуков. За окном шумел сильный ливень и вначале Егор решил, что ему это почудилось. Но через минуту звук повторился. По металлической крыше спального бокса явно кто-то ходил.
 — Ты слышал? — испуганно зашептал Глеб, осторожно высовываясь из-под одеяла, — может это ребята?
 — Ага, — стараясь выглядеть спокойным, Игнат сел на кровати, — сначала прошли за ночь тысячу километров, а затем обошли датчики движения и перебрались через укреплённый периметр.

Неизвестный прогрохотал по крыше, спрыгнув на землю. Были ясно слышны лёгкие чавкающие шаги, удаляющиеся от бокса. Через минуту послышался грохот крушимого оборудования. Застыв у окна, парни с напряжением вглядывались в сплошной поток льющейся воды. В дожде явно кто-то двигался. Мелькали размытые силуэты. Чьи-то голоса вплетались в раскаты грома, частые металлические удары и звон разлетающегося стекла.
 — Вот вам и разумная жизнь, — выдохнул Игнат.
 — Что ты несёшь? — вспылил Егор, — ведь это просто дождь.
 — Не просто дождь, а вода, — с тихой уверенностью поправил его Игнат, — уникальный носитель информации. Не забывай, что именно в ней когда-то зародилась жизнь, а наши с тобой тела практически полностью состоят из неё. Как видно здесь на планете — это форма разумной жизни. Люди дождя — звучит романтично и одновременно пугающе. Решив убрать излишек влаги, мы стали их врагами. Сейчас они просто довершают начатое дело.

Огромный искорёженный блок вылетел из сплошной стены дождя, с силой врезавшись в металлическую стену бокса и едва его не опрокинув.
 — Демонстрация силы, — констатировал Игнат.
 — Ты думаешь это они Сергея с Эдди…, — не договорив, Егор сделал выразительный жест рукой.
 — Если доживём до утра, может и узнаем, — обречённо выдохнул Глеб.

Всё утихло лишь с наступлением зыбкого рассвета. Тучи разошлись в стороны, освободив место погрома. От укреплённого периметра и контейнеров с оборудованием практически ничего не осталось. Сдерживая рвущийся наружу страх, Егор первым выполз из вагончика. Дождь не прекратился. Он просто отодвинулся, словно что-то выжидая.
 — Ребята, нам дают шанс убраться отсюда, — сказал Егор, указывая на единственный из трёх уцелевший катер.

Выскочив из бокса, они со всех ног ринулись к нему. Тучи мгновенно сдвинулись, погрузив их в царство льющейся воды. Гибкие упругие струи дождя, словно чьи-то ласковые руки, обтекали голову и плечи, спускаясь вниз по телу. Вода просачивалась под одежду, настойчиво проникая внутрь через нос, рот и уши. С трудом забравшись в катер, ребята быстро задраили входные люки. Потоками стекая по одежде, вода лужицами собиралась на полу. Во всём теле чувствовалась вялость и гнетущая усталость. Всех вдруг охватила странная апатия, и неуёмное желание вернуться домой.

Когда вернулись на крейсер то, не сговариваясь, запустили двигатели, вбив в электронные мозги навигатора координаты планеты Земля. Ложась в анабиозные капсулы, соображали плохо, медленно теряя связь с реальностью.

* * *

Через несколько месяцев крейсер «Тесей» лёг на орбиту Земли. Таможенная служба тщетно пыталась связаться с ними. На все запросы крейсер отвечал молчанием. Посланная команда, вскрыв входной люк, проникла внутрь. Бортовые приборы работали исправно. Когда открыли анабиозные капсулы, то взорам спасательной команды предстала странная картина. Внутри никого не было. Лишь в мягких углублениях трёх капсул плескались лужицы мутной воды.

Комментарии

Навигация

Поиск

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Облако меток

Новые комментарии

Новое на блоге